«Две курицы»

На новом месте вдруг обнаружилась моя не способность контачить с пожилыми людьми. Ссора за ссорой навалились на мою совесть. Об этой истории лучше не вспоминать, но в каждой сказке есть намёк и добро побеждает зло! Вот и моя сказка.

Жили – не особо тужили две соседки. До пенсии дожили. Двор осенью вместе чистили, весь мусор на проезжую сторону выгребали, под чужой айвой жгли его годами. Да где уж все эти тонкости уловить вновь прибывшему соседу? На названном субботнике мы втроём работали полдня с вениками, вёдрами и совками. После того, как соседи повалили два огромных дерева, на дороге было столько мусора! Решили всё подмести. Хозяева деревьев около себя опилки, щепки, листву убрали. А ветерочки у нас степные губадуи, как завеют, так весь мусор и переметут под твоё крыло! Вот и сделали мы не грунт, а зеркальце! Хоть босому ходи, всё до камешка и окурочка «пропылесосили». Стоит Порядок и любуется своею чистотой. Людей агитирует. Люди – народ отзывчивый, то там, то сям за грабли взялись. Потащили листву на кучу, кто метёт, кто скребет, кто костры жжёт… Радость, да и только!

Задремал Порядок на солнышке, не уследил двух Куриц, что от себя лапами всю жизнь гребут. Взяли они свой дворовый мусор с камнями, стёклами, банками и перьями, да и притянули по чистым полам его, да и у ног сложили в огромный вал. Проснулся Порядок и глазам своим не верит: уже и дымится эта гора, вот-вот запылает, ветки айвы сожжет, и кафтан его сгорит дотла. Поспешил Порядок в другие дворы перебраться, где поспокойнее и защиты больше. Авось в гамаке где, под деревцем заночует, да чайку кто поднесёт.

Сказала я депутату о том беспорядке на «хрустальном» месте. Посоветовала исполнителей найти. А искать не пришлось. Стоит тётя Света – первая Курица, улыбается. Я её за «субботник» похвалила. – Кто это, – спрашиваю – так постарался? – А кто, как не мы? – Это хорошо, что прибрались, а зачем же мусор на чистое выволокли? Тут уж баталия получилась. – Мы без тебя 40 лет жили, — на ломанном украинско-русском возразила она, Ты здесь не командуй, в хате своей убирай и т. д. и т. п. А я ей о Порядке, но она наговорила чего зря и озлобилась. Выяснила позже и личность второй Курицы. Это тётя Люда. При встрече попросила её убрать тот мусор, всё село на него глядит, опыта негативного набирается. Та то же самое: «Без тебя 30 лет жили…» Пришлось громко поговорить: — Если не уберёте, жалоба в Сельский Совет ляжет, штраф заплатите. Хорошо, я сейчас сама всё уберу, но вы после пожалеете. С сыном на пустыре кучи грунта в лужи на дороге укладывали. Мы на дорогу, а она с вёдрами того мусора нам навстречу, в район свалки-помойки. И всё щебечет, да лается. Много раз бегала. Зачастила кучу, что приволокли, не очень досконально, но моя взяла! Отвечая ей, обронила слово это, что они Курицы, да, две старые курицы! Разговоров по селу было! Жалоб. Но никто меня не пожурил и не оштрафовал. Участковый милиционер не посещал. Тётя Света живёт мирской жизнью, хоть и посещает много лет евангельскую церковь. Я с ней здороваюсь, поздравляю с праздниками, а она говорит, что видеть меня не хочет. Такая вот ей противная стала! Тёте Люде, между тем, дали хвойных дров, она нас вареным и маринованным перцем угостила. Мы ей давали пилу свою и ещё дров добавили. – Простите, — говорю, — ну, покричала… Простила. И мир у нас. А с верующей тётей Светой разлад. Жаловаться собирается. Обиделась за Курицу. И видно надолго.

Опубликовано
В рубрике Люди

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × 9 =