Лада

Собака ЛадаКак-то на смене в парикмахерской я увидела собачку. Фигура как у олененка, рыженькая, с пышным королевским воротничком, изящными длинными ножками, стройная. Веселые глазки, мордочка как у лисички. Она вошла боязливо и в ожидании стоит, смотрит. Я поспешила накормить ее, погладить. Клиентов не было, и я с ней основательно познакомилась.

Пришла сменить меня Люся Ивановна. Собачка ей очень понравилась. К ее приходу я успела опросить ближних соседей, прохожих, ребят. Никто ее раньше не видел, и мы решили, что ее привезли и бросили. Люся Ивановна предложила пожить ей у нас на работе.

Так по очереди мы дежурили. Ночью изнутри Лада гавкала на всех прохожих, мы были спокойны, что нас не ограбят. Рано утром перед сменой мы убирали быстро салон. Она была ребенком, на ночь ей оставляли бумагу, газеты, игрушки, мячики, все это было ей в забаву. Днем она бегала и весь день была незаметной. Клиенты знали о питомце. Санэпидстанция ни разу не заметила присутствие животного в парикмахерской. Однажды пришла проверить кассу вреднейшая инспектор. Лада набросилась на нее. Вот и подтвердилась правда, что собаки людей чуют. Жили мы с ней – не тужили. Когда приезжал Джимик, Лада весело с ним играла, и нам было радостно за них. Тогда мне было всего 22 года. Когда мне нужно было покинуть те места, мы думали, куда определить собачку, Решением было отвезти ее к дедушке и бабушке на Кубань. В Керченском проливе в Комете очень качало. Люди с трудом переносили короткое путешествие на другой берег. Я со всем раскисла. А Лада еле живая бродила между сидениями от одного пассажира к другому в поисках помощи. Кое-как нас доставили. Мы были рады, что наконец испытание закончилось. Бабушка с дедушкой отнеслись с пониманием, оставили ее, посадили на цепок, стали кормить супчиками с хлебом.

После бифштексов, мяса и прочих вкусностей Лада неделю ничего не ела. Но голод – не тетка, перешла на дедушкин рацион:  хлеб залитый супом или борщом с добавлением воды для объема.

Вскоре приехал за мной будущий муж и забрал в г.Брянск. Не найдя там прописки, потеряв место  в парикмахерской, я забрала его на Кубань к дедушке, где мирно повзрослела моя Лада, и полюбилась новым хозяевам. Три месяца мы пожили у родных, после нашли в городе трехкомнатную  квартиру. Я работала в мужском салоне, Саша строил дома, Лада бродила с нами по квартирам. Всем везде она нравилась. На третьей квартире у меня родился Вадим, а у Лады чудесный щенок от огромного старого, доброго хозяйского пса. Жизнь с мужем превратилась в ад, и мне пришлось вернуться к родителям.

В полугрузовом такси ехали мы с ребенком, собачкой и щеночком. В пути были 12 часов, преодолели 300 км. Моему сыну исполнилось 3 месяца в день отъезда. Моя мама всего могла ожидать, но ни как Ладу со щенком! Одна добрая семья вскоре взяла у нас ее ребенка и назвала Боцманом. Выросла  добрая, сильная, сторожевая собака.

С моей любимицей случилась дикая история.

Мама моя часто приходила с работы нетрезвой. Одним студеным зимним вечером она ввалилась в дом, Ладочка бросилась с радостью к ней, мама резко оттолкнула собаку, и, падая,  сломала у собаки переднею лапку. Сколько было визга! На улице был неимоверный гололед в 10 км от города… Ночь на дворе…

Ветеринар живет в городе, на дороге ледяная корка. Травматология забита людьми с переломами, машины ездят цепями… Наложили шину, рвет бинты, кричит, слезы у собачки из глаз . Мы с сестрой  ревем, мама сразу протрезвела . Мы Ладе морду бинтовали, чтоб повторную шинку не  сгрызала, а она билась, и только себе хуже делала. Мы изревелись, мама  предложила ее застрелить. Сосед охотник жил на краю улицы. Пошли мы с сестрой по льду как на ходулях, а он пьян. Жена посочувствовала. Идти к другим охотникам не было сил. Люди стали ложится спать. Мама предложила  повесить ее. Я же пыталась спасать- перелом был  закрытый. Но мама пошла в огород, включила свет, на улице метель, ветруган. Я вынесла свое сокровище и рыдая отдала маме в руки. У нее был некоторый опыт в повешенье негодных для нее котов. Но я не могла быть уверенной, что все будет быстро, так как мама была нетрезвой. Оглянувшись попрощаться со своей Ладусей , я увидела, как слабо затянутая петля раскачивается ветром старинный фонарь, как собачка скулит с забинтованной мордочкой, как беспомощно высвободить шею от синтетической упаковочной толстой бечевки.  Ее сломанная лапка неестественно болталась. Ужас пронзил меня, мама не пускала, а я подбежала, схватила животное и резко потянула вниз. Петля быстро затянулась, я силой тянула животное вниз, ее лапки дернулись и она утихла.

Я с рыданиями, воплями, боясь посмотреть на труп своей красоты, бросилась в дом, сказать сестре, что я ее повесила. Вика была моложе меня на 7 лет. Ее сердце плакало с моим. До утра мы проплакали под одеялом, боясь разбудить маленького моего сына, и папу. Но видимо и он не спал, все скрипел своей кроватью. Утром, с опухшими глазами, мы с сестрой не могли завтракать.

Я побежала к своей Ладе. Она висела вытянутая по струнке, окоченевшая на морозе. Ее глазки побелели, шерстка припорошилась снегом. Я бережно сняла ее, уложила на покрывальце.

Пурга закончилась. Был ясный морозный день. Похоронить животное решила сама. Принесла лопату и стала копать мерзлую землю в огороде. Сначала корка не поддавалась. Но после некоторых мучений, удалось снять мерзлый слой земли. Копать стало легче, то и дело лопата срывалась с кочки и мои руки царапались о края могилки. Закончила работу окровавленными руками, проговаривая: «так тебе и надо, сама убила, сама хорони». Уложила бережно собачку в яму, погладила  чудесную шкурку, смотрела в ее белые глазки и рыдала. (И сейчас рыдаю, тихо, чтобы не разбудить соседей через стенку). У меня был настоящий траур. Вспоминалась смерть Джимика. Я ощутила то горе, что пережила моя коллега. Папа тоже весь был не свой. Мама успокаивала

— Да будут у тебя еще эти Лады…! Не реви.

Долго я не могла выходить на огород. А на следующий день, как делают в селе, понесла на могилку Ладе завтрак: опять наревелась, намерзлась и была в таком горе, что до сих пор не забыто. Мне скоро 48лет…

Жизнь милосердна, она подарила мне еще двух Ладочек. Умирая, первая Лада плакала. Слезы промочили две продольные полоски по короткой мордочкиной шерсти.  В момент ее гибели я сказала: «Моя ты родная, сейчас я тебе помогу». До сих пор я чувствую себя убийцей. Эта безвыходная ситуация в мирное время, когда такой прогресс, и вдруг несложный  перелом закончился повешеньем… собственноручным…

Так бывает и с людьми. Старичок, отец нашей  сельской медсестры так и не дождался людской помощи – замерз на лавочке в 200 метрах от дома дочери, одна бродячая старушка вошла во двор погреться, но ее отпровадили. Было  сыро, дождливо и холодно. Ей вынесли чай, хлеб. А им этим  пожилым людям, нужен был теплый угол. Только и всего, смертей бы не было. Наутро обнаружили у ворот того двора труп старушки. Я им чем смогла — помогла. Другие отвернулись.

Итог – смерть.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 5 = 5